Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

"Женат на Зое Потаповой".

Один мой друг, одноклассник, страшно мучался от своей вездесущей и всюдупроникающей мамаши Зои Потаповой (имя изменено). Так сильно, что на последнем курсе института, бросив все к чертям собачьим, сбежал на самый крайний Север. Лютые морозы - фигня по сравнению с контролем и нескончаемым выносом мозга, и кстати, очень даже освежают после пламенной и жгучей удушеющей матеррринской любви.
Пишу не понаслышке, так как она и меня оббомбардировала бесчисленными сообщениями, сердечно увещевая обратить внимание на ее сына, поскольку я одна, он один - и это несомненно свидетельствует о том, что мы созданы друг для друга и немедленно должны все бросить и пожениться прямо сщаз. Она писала мне письма в то самое время, когда мы с ним сидели в кафе в около-романтическом настроении; пыталась разузнать, как проходит встреча. То есть ты общаешься с мужчиной и одновременно получаешь почту от его матери. Это жуткий песец, скажу вам. Полный бизнес. И друга в этой истории бесконечно жаль.
И вот мы три года как-то не общались, а сегодня зашла на его страницу, а там - синим по белому "Женат на Зое Потаповой". Вот как припечатали, ей-богу. Это не та Зоя, конечно. Другая.
Но вспомнился клиентский случай, рассказанный на психологической учебе. Про мужчину, у которого было три жены. Все три Оли. В терапии они так и шли под номерами - Оля1, Оля2, Оля3. Отгадайте, как звали маму этого мужчины.

И снова о феномене открытом Андре Грином.

Оригинал взят у ameli39 в И снова о феномене открытом Андре Грином.
"Когда человек кого-то любит, он частично инвестирует свое Я в любимый объект, но большей частью (в силу естественного нарциссизма) интроецирует любимый объект в собственное Я (вплоть до метафорического желания поглощения), и таким образом происходит расширение и, можно сказать, обогащение Я.
Утрата такого дорогого объекта, как ребенок, неизбежно включает механизмы его инкорпорации4, и родительское Я частично идентифицируется с этим утраченным объектом, что позволяет временно заполнить «пустоту» и отражает попытку восстановить нарушенное равновесие. Как пишет об этом М. Торок: «Не имея возможности устранить мертвого [из сознания. М. Р.] и решительно признать: "его больше нет", скорбящий становится им для себя самого, давая себе тем самым время мало-помалу и шаг за шагом проработать последствия разрыва» [72]. В результате в процессе терапии родителей, утративших детей, мы не раз встречаемся с ситуациями, когда на наши вопросы отвечает не пациент, а инкорпорированный объект (утраченный ребенок). В некоторых случаях это происходит в абсолютно явной форме: выслушав вопрос, адресованный к нему, пациент отвечает: «Он бы вам ответил так...» совершенно не замечая, что говорит от имени другого лица. Иногда пациент, казалось бы, сознает это, констатируя, что «он и сейчас живет во мне», но эта констатация чаще всего носит характер сопротивления и терапии, и реальности и не является запросом, адресованным к терапевту, требующим удовлетворения.
А. Грин в своей блестящей работе «Мертвая мать» (1980) подробно анализирует внутреннюю картину родительского страдания и уже во введении к статье поясняет, что «мертвая мать здесь, вопреки тому, что можно было бы ожидать, это мать, которая осталась в живых [после смерти одного из ее детей. М. Р.]; но в глазах маленького ребенка, о котором она заботится, она, так сказать, мертва психически» [11]. Сравнивая состояние такой матери с тяжелой депрессией и как бы напоминая, что типичная ситуация горя обычно не рассматривается в качестве показания к терапии, далее автор пишет: «...Игнорирующий свою депрессию субъект, вероятно, больше нарушен, чем тот, кто переживает ее от случая к случаю» [11]. Грин справедливо отмечает, что в психоанализе на протяжении длительного периода времени наблюдалось явное пренебрежение проблемой такой «мертвой матери», и никем не исследовалась тоска по матери. Развивая представления о «комплексе мертвой матери» у ребенка, автор подчеркивает, что здесь речь не идет о реальной утрате объекта. «Основная черта этой депрессии [в данном случае ребенка. М. Р.] в том, что она развивается в присутствии объекта, погруженного в свое горе» [11]. Кроме утраты ребенка, матерински-обусловленных причин для развития подобной депрессии у детей может быть множество: потеря любимого, превратности судьбы, развод, неизлечимая болезнь и т. д., но главным остается одно постоянная грусть матери и утрата ее интереса к ребенку.
В качестве наиболее тяжелой ситуации Грин выделяет смерть другого ребенка, когда оставшийся в живых находился в раннем возрасте и не мог понять причину изменившегося отношения матери (к подобным ситуациям могут приводить также окруженные семейной тайной выкидыши, аборты). Причем изменение характера поведения и отношения матери происходит одномоментно и (для ребенка) «вдруг», когда ничто не предвещало, что ее любовь будет утрачена. Вне сомнения это тяжелейшая нарциссическая
травма (Нарциссизм (у ребенка) - принятие себя и любовь к себе как прообраз объектной любви (к другому)), которая провоцирует нарушение процессов развития и идентификации, а также утрату их смыслообразующих мотивов, так как у ребенка, до этого чувствовавшего себя «центром материнской вселенной», нет никакого объяснения произошедшим переменам. Грин высказывает предположение, что ребенок может воспринимать это разочарование как следствие своих влечений к объекту. Однако мой опыт показывает, что в ряде случаев этот негативный опыт находит более «веское» объяснение: «Я настолько плох (уродлив, отвратителен, мерзок), что меня невозможно любить». Отцы редко откликаются на беспомощность малолетних детей, и в итоге младенец оказывается «зажатым» между «мертвой матерью» и недоступным отцом, обычно более озабоченным состоянием матери и
преимущественно отсутствующим. Предприняв сотни безуспешных попыток репарации (возвращения) «утраченной» матери, включая такие (реализуемые бессознательно) «приемы», как ажитация, бессонница, ночные страхи и т. д., Я ребенка прибегает в иным формам защиты.
Грин описывает два основных процесса, лежащих в основе такого защитного поведения: «дезинвестиция материнского объекта» и «неосознаваемая идентификация с мертвой матерью».
Первый процесс Грин характеризует как «психическое убийство объекта, совершаемое без ненависти», ибо ребенок боится причинить даже минимальный ущерб образу матери. В результате на нежной ткани объектных отношений матери и ребенка образуется «дыра», но они все-таки сохраняются, так как мать продолжает заботиться о ребенке, одновременно чувствуя себя бессильной любить его так же, как до погружения в горе.
Идентификация наступает после периода «комплементарного» {Комплементарное — в данном случае: дополнительно-противоположное по эмоциональному знаку и реакциям) поведения (ажитации, демонстрации своей резвости и веселости), который сменяется «симметричным» (зеркальным) отображением реакций матери как единственно возможным способом восстановления близости с ней (становясь не таким, как объект, а по сути им самим). Все это происходит бессознательно без «ведома» Я субъекта и фактически против его воли, а сама идентификация носит отчуждающий характер. Став будущей жертвой навязчивого повторения {Навязчивое повторение - неконтролируемый бессознательный процесс, при котором в самых различных ситуациях, относительно не зависимо от обстоятельств, субъект повторяет свой прежний поведенческий (эмоциональный и аффективный) опыт, будучи совершенно убежденным, что его поведение полность обусловлено настоящим моментом.^), такой субъект и во всех последующих отношениях будет активно (но бессознательно) дезинвестировать любой объект сильной привязанности, представляющий угрозу разочарования, фактически утрачивая способность любить и принимать любовь другого.
По данным Грина, все это приводит к раннему формированию у ребенка эдипальных проблем и развитию «вторичной ненависти», проявляющейся в «регрессивной инкорпорации» и садистически окрашенной позиции: властвовать над «утраченным» объектом, унижать и оскорблять его, мстить ему. Пережив жестокий опыт зависимости от необъяснимых перемен в матери, взрослея, субъект будет прилагать особые усилия для предвосхищения событий. Его расколотое Я, возможно, откроет путь к художественному или интеллектуальному творчеству, но как бы ни были велики успехи, в одном он навсегда останется предельно уязвимым во всем, что касается его любовной жизни. Потому что у него нет для этого ни необходимых инвестиций, без которых невозможны длительные отношения, ни возможностей для глубокой вовлеченности, требующей прежде всего заботы о другом. Все его влюбленности оборачиваются чувством разочарования либо объектом любви, либо собой, возвращая его к «привычному» состоянию бессилия что-либо изменить...
Не менее печальна и судьба старших детей, «все детство которых погружено в траур, с матерью, которая ставит в качестве идеального примера ребенка, умершего, порой, много лет назад» [7]. В заключение хочу добавить, что аналогичные явления наблюдаются и при наличии матери, пережившей преждевременную смерть собственных родителей, когда ее скорбь и обида остались неразрешенными и переносятся на все отношения с детьми, которые должны быть счастливы уже хотя бы потому, что у них есть мать. Но это также
«мертвая мать»."
( М.Решетников " Психическая травма")

Психоаналитический взгляд на зависимости (краткий конспект)

Как мы ощущаем и понимаем свою зависимость?
-Какое состояние для нас - цель и пункт назначения
В сердцевине аддикции всегда лежит ослабленное чувство самости. "Эгоизм на двоих" - это соединение двух людей, не достигших самозавершенности, целостности в самом себе. влечение к партнеру продиктовано потребностью укрепить и обезопасить их неглубокую или фрагментированную самость. Такие партнеры всегда мешают развитию, распространению в мир, потому что они тянут друг друга в закрытые, изолированные и взаимнопокровительственные отношения. То, чего они хотят больше всего - убежденности в постоянстве .Они стараются быть необходимыми, поддерживая уязвимость своих "любимых". Характерны крайняя недостаточность настоящего интереса к друг другу, а интенсивность чувства исходит из отчаяния. Эксплуатация, взаимное использование пропитывающие такие отношения становятся особенно очевидны при разрыве.
Существует взаимодополняющая аддикция, объединяющая 2-х дисгармоничных людей (любовь как совпадение 2 неврозов и односторонняя аддикция.
Вопрос : Вам партнер нужен для возбуждения или успокоения?
В любой аддикции объект ( партнер) позволяет человеку чувствовать себя .И человек постоянно ищет искусственного ощущения - оживление или сонливость , печаль или радость-того, которое не обеспечено органическим баллансом всей его жизни как целого. Только стимул нужен все больший. все большая неразборчивость в объекте-до такой степени что объект может быть даже не реальной личностью, а только концепцией личности. Межличностные аддикты стремятся либо включить чье-то бытие внутрь себя или наоборот - позволяют другому включить себя .Аддикт не может себе представить меньше чем тотальную связь с объектом.

Доэдипова стадия развития (0-1.5г.)Стадия первичного нарциссизма
Этап процессуальности (до 2-2.5лет).
Еще нет границы Я и Мир( отделение внешнего от внутреннего) Нет осознавания - "чего я хочу" и только по степени дискомфорта можно ощутить что что-то не в порядке(какая-то потребность не удовлетворена) Любое из искажений родительского поведения - недостаточная догадливость или чрезмерная фанатичность (кормить по часам, не брать на руки) приводят к невозможности ребенка распознавать свои потребности.
Еще нет связи удовлетворения своих потребностей с собственной активностью. Поэтому нужно большое количество стимулов, чтобы ребенок на уровне рефлексов, ощущений - взаимодействовал с предметами и устанавливал связь - своих действий с результатом, расширял свою картину мира - это залог интереса и удовольствия от процесса. Кроме того, здесь формируется способность отпускать себя в процесс, т.е следовать за своими ощущениями.
Необходимо возможность побыть некоторое время с неудовлетворенными потребностями - тогда не будет ожидания, что мир должен немедленно соответствовать всем его ожиданиям и желаниям. Тогда ребенок учиться побыть со своими ощущениями, пусть они и не очень приятны - это будет основой для способности принимать мир такой какой он есть.
В то же время зависимые личности отличаются как раз полной неспособностью переносить напряжение и дискомфорт., регрессируют на стадию немедленного удовлетворения-любой ценой. Действия при этом направлены не на получение удовольствия, а на снятие боли. Главные потребности :есть , быть проглоченным и спать.В регрессе - сексуальная потребность регрессирует до младенческого желания тепла, нежности, цепляние к груди

Формирование доверия к миру - зависит только от того, чтобы количество удовлетворенных потребностей в достаточной степени превышало количество неудовлетворенных.
Формирование процессуальности. Для получения удовольствия от процесса человеку необходимо принимать мир таким как он есть, не соотнося его с каким-то заранее придуманным образом, принимать сам факт непредсказуемости мира, не рассчитывая на какой-то конкретный результат
Базовое умение - определять - чего хочу - находиться в контакте со своими желаниями, т..к не во всякий процесс, который подвернется есть смысл себя отпускать

Факторы нарушения развития:
1.Запрет . Препятствие в совершении к-л активности - жестко, без объяснений, паника .Итог запечатлевается так: "нельзя хотеть, нельзя получить".Возникает внутренний запрет даже думать об этом. Снижение общего энергетического уровня, отказ от осознавания самого факта своих желаний, нарушается механизм получения энергии. Ощущение опасности - отпустить себя в процесс. Отсюда избыточный контроль -человек делает все, чтобы "случайно" не столкнуться с какой-либо своей потребностью и не проявить ее. Мир начинает восприниматься таким, в котором нельзя проявлять себя естественным образом. , часто - дистанцирование от мира. Вогнутости в психике.
2.Долженствование-физическое принуждение, навязывание чего-либо ребенку -действий, физических поз, нежности, кормление, методов "особого" развития. .В результате появляются выросты в психике, отражающие насильственное расширение в ту или иную сторону. Имеющаяся у ребенка энергия распределяется на это искусственно увеличенный объем и ее концентрация снижается .Кроме того, энергия неизбежно отводится от тех направлений, которые соответствуют реальным потребностям ребенка. Поскольку внешнее и внутреннее не отделено, то возникает внутренняя конструкция "необходимости хотеть и мочь" .Но изначально же вся активность мотивировалась снаружи, а потому чувства удовлетворения от действия не возникает. Энергозатраты высоки, но удовлетворения не дают ,т.к. не связаны с реальными желаниями человека. Масса контактов в надежде на то, что хоть что-то в конце концов принесет удовлетворение. Постоянная неудовлетворенность всем.
3.Мертвая Мать(по Андре Грину) - см статью.
Психоаналитики считают, что если у ребенка в конечном счете вырабатывается способность выносить злость и ярость на фрустрирующую мать - при условии приоритета ее обычно как любящей, обожающей (вступающей в диалог, играющей, улыбающейся) итд ,то есть ребенок понимает что она тот же человек, которого он обычно любит, то это является основной для прочной репрезентации внутри "хороших" и "плохих" Я - Объектов и Другой-объектов(постоянство объектов) Интернализация, идентификация идут тогда гладко, укрепляя независимость Эго .
Если же происходит травматическое разочарование в доэдиповом объекте - при условии нарушении матерью принципа оптимальной фрустрации, то происходит диссоциация той части энергии, которая была тесно связана с матерью. Эта часть не интегрируется в Эго и не доступна его влиянию. Психика остается фиксирована на архаичном объекте Самости и личность всю жизнь будет зависеть от других объектов, , которые будут ей необходимы в качестве компенсации недостающего сегмента психического(т.е. дефекта)..Эти нарушения с идеализированным объектом ведут к 3 группам нарушений:
1.формирование неправильного или недостаточного барьера для раздражителей -отсюда трудности поддержания нарциссического собственного гомеостаза, повышенная уязвимость.
2.трудности контролирования и нейтрализации влечений
3.нарушение полной идеализации Суперэго (прочного внешнего, а соответственно и внутреннего авторитета) и отсюда извечный поиск внешних идеальных фигур , чтобы получить от них поддержку и руководство.
С большой вероятностью возникнет тенденция к чрезмерной идеализации имаго (образа) отца.
Ощущение болезненной фрагментации(нецелостности, несвязности самости) в течение жизни часто компенсируется такими людьми всякими насильственными действиями - физической стимуляцией(спорт, др), чрезмерной работой в профессиональной сфере, бизнесе. «Недостимулированное я» (Кохут )приводит во взрослости к императивной потребности иметь «допинг» (восхищение мужчины) , им необходим любой стимул, который создает псевдовозбуждение, чтобы победить внутреннее чувство омертвелости, которое владеет ими.


Переживание беспомощности и бессилия в результате расщепленного Я у аддиктов приводит к периодически мощному неконтролируемому , непреодолимому влечению , которое им служит преодолению бессилия и восстановлению ощущения внутренней власти (через завоевание внешней власти над объектом) .Его можно назвать нарциссической яростью.
Характерно, что аддикты вообще живут в мире действия, физического или соматического вместо того, чтобы переживать сами чувственные переживания как значимые психологические события. Часто сам спектр чувств людей с травмированным Я ограничивается узким кругом: холодной враждебности, тревоги, обиды, унижения, стыда, гордости, опасности или безопасности, грандиозности или неполноценности и вины.»-список «удушенных аффектов».

Эдипальная стадия развития (2-5/6 лет)
Формирование эмансипации или автономии(Эриксон)
Этап выстраивания границ .Сепарация

Появление слова «Я» навсегда разделяет мир на 2 части: Я и не-Я. Граница(в широком смысле понятия) как раз обозначает - как именно эти части отграничены. В психологическом смысле Граница - это критерий, по которому человек различает свое и не свое( свои и не свои чувства, желания, свободу).Очень важно осознавание этого критерия самим человеком.
Упражение:
Разделить круг на внутренний и внешний .Внутри - мое, снаружи - не мое
Каков критерий вашего деления?

Запрет здесь особенно травматичен для процесса формирования четких границ в тех случаях, когда он сопровождается отвержением родителей («я не люблю тебя таким») и не позволяет ребенку в принципе иметь чувств и желаний, отличных от родительских.

Так как такому ребенку не дали освоить реально существующие ограничения на своем опыте, то единственным механизмом их тестирования был опыт взаимодействия в сопротивлении. Соответственно став взрослым, такой человек способен воспринимать границы возможного и допустимого только в ситуации противодействия. Также критериями разделения становятся в основном чужие моральные оценки (хорошо-плохо).
С психоаналитической точки зрения в этот период «отец вставляет себя между матерью и ребенком, в противном случае - ребенок навсегда остается заключенным в симбиоз с матерью»(Самуэлс).

В отношениях «отец-сын» развивается соперничество за обладание матерью (комплекс Эдипа).При этом отец выступает в качестве ролевой модели для сына, морального законодателя, в дальнейшем формирующего структуру СуперЭго.
Отношения «отец-дочь» строятся на фантазиях об инцесте с отцом (комплекс Электры) и соперничестве, ревности и зависти к матери(комплекс Электры).Фрейд: «отход от матери происходит под знаком враждебности, связь с матерью выливается в ненависть, которая иногда становится все ярче и сохраняется на всю жизнь». Это и есть ключевая помеха впоследствии на пути к женской идентичности.

Эдипальный конфликт можно рассматривать как индивидуальную психическую констелляцию, возникающую как этап нормального здорового развития ребенка, определяющую в дальнейшем его соц.адаптацию. Конфликт здесь обусловлен тем, что общество и родители, с одной стороны предъявляют в этот период требование половой идентичности, а с другой - накладывают жесткие табу на сексуальную составляющую идентичности.

Теперь вспомним с чем «вышли» аддиктивные личности из предыдущей стадии:
1.    Дефицит привязанности будет очень мешать сепарации .Для мальчиков - трудности идентификации с отцом , для девочек - чрезмерная идеализация отца и следовательно нереалистичные ожидания его «всеобъемлющей» любви.
2.    Диссоциация материнской энергии, дефицит идентичности
3.    Сенсорная голодность и ненаполненость
4.    Нарушение пространственно-временной способности дифференцировать Я от не-Я
5.    неудовлетворенность матерью усиливает эдипальную динамику

.Таким образом
Динамика Эдиповой ситуации у девочек:
1 вариант(нарциссическое развитие): Сильный доминирующий привлекательный отец - чрезмерная идеализация его образа. Влечение и запрет. Впоследствии - трудности совмещения нежности и сексуального влечения, отказ от сексуальности, «уход» в материнскую позицию
Фиксация на фигуре отца делает невозможными полноценными сексуальные отношения, они деструктивны по своей сути, не приносят удовлетворения и приводят к отказу от сексуальности: мужчины отвергаются, сексуальность заменяется заботой о детях.. С фаллической фиксацией часто связана истерическая структура личности . По мнению Кернберга, не разрешенный эдипов конфликт у женщин, наиболее часто проявляется в мазохистических паттернах -в виде постоянной привязанности к мужчинам, не удовлетворяющих их и наоборот, невозможность поддерживать стабильные отношения с теми, кто потенциально мог бы удовлетворить
Если еще и отец со своей стороны строит очень близкие теплые отношения с дочерью, проецируя на нее все качества и ожидания, не найденные им в супружеских отношениях, ситуация усугубляется. Мать в этих отношениях часто длительное время « отсутствует» , например, эмоционально холодна, также - если занимает позицию зарабатывающего члена семьи, или дочь была рождена как способ сохранить брак. Девочка интроецирует мать вовнутрь вследствие ожиданий половой идентичности , а с другой считает ее условно плохой ( классический вариант комплекса Электры ). Выливается все это в соперничество и ненависть к матери, что сразу же «разворачивается» для девочки как внутренее чувство собственной «плохости», бессознательное копирование материнского поведения в отношении отца и в то же время - непрекращающуюся борьбу за возврат любви мужчины (отца) .Мужчина воспринимается как маг и волшебник, под чьим укрытием только и можно выжить. Негативные чувства к матери вытесняются и остаются только очень высокая тревога и страх возмездия. Мать в свою очередь(или сестра) испытывают сильнейшую ревность и чинят все препятствия на пути феминного развития или успеха в феминной сфере девочки .В дальнейшей жизни любые препятствия на пути к мужчине бессознательно воспринимаются как повторение попыток матери или сестры снизить женскую самооценку и здесь закладывается основа для инстинктивной переоценки важности борьбы за мужчину. .На уровне чувств все это выливается в чувства подавленности, незащищенности, неадекватной оценки собственных женских качеств, чувство побежденности или ненависть к условным соперницам - женщинам. В этом варианте по нашим представлениям девочка в детстве чаще даже не «добирается» до стадии противозависимости.
Единственно снижающим временно тревогу способом становится достижение эмоциональной зависимости какого-либо мужчины. В то же время поскольку зависимость и тревога практически «склеены» у таких женщин, то близкие отношения бессознательно воспринимаются как опасность , которой следует избегать. Внутри сидит глубокий страх перед разочарованиями и унижениями, которого неосознанно ждут как неизбежного результата своей влюбленности в отца в детстве.

2вариант: (истерическое развитие) : слабый, пассивный, устраняющийся, отсутствующий отец. Разочарование и бессознательная ненависть. Идентификация тогда будет происходить преимущественно через интроекцию материнского мускулинного Анимуса. Развивается с одной стороны повышенная фалличность, а с другой (поскольку нет позитивного или вообще какого - либо интроекта внутри)-эдакая «ослабленность». Если в первом случае чаще будет ощущение младенческой грандиозности, то здесь - чувство маленького испуганного и слабого ребенка. Ощущение силы будет проецироваться наружу и не интегрировано в собственную женскую идентичность.
«Когда я чувствую себя сильной, то чувствую себя скорее мужчиной чем женщиной»
Эти женщины будут выбирать плохие объекты , которые противофобически идеализируют, в отличие от первого типа женщин - выбирающих адекватные объекты, которые затем обесценивают..
Во взрослой жизни под разными масками будут проявляются образцы мускулинного поведения . Кроме того, наблюдениям Хорни «элементы гомосексуальности, окрашивающие отношения таких женщин с другими женщинами, почти всегда присутствуют в те или иные периоды жизни, хотя на сознательном уровне эти желания будут всячески вытесняться. Кроме того, на событийном уроне это может выглядеть как сложности в женской дружбе, зачастую сочетающиеся с деструктивными, агрессивными тенденциями адрес субъективно авторитетных женских фигур.(учителей, более привлекательных, более компетентных итд) женщин, на которых неосознанно проецируется образ матери. Что же касается отношения девочки к отцу, то он скорее становится неким внутренним объектом, отношения с которым не дифференцированы никак. .Таким образом в этом случае происходит очень ранний и далеко идущий отказ от мужчин, их обесценивание,(впоследствии часто проявляющаяся как неразборчивость таких женщин в отношениях с мужчинами) с одной стороны и враждебность к женщинам, с другой. Трудности собственной полоролевой идентификации девушки, ее внутренняя амбивалентность ,порождает патологическое цепляние за мужчину (как объект смещенного влечения) при отсутствии к нему глубинного истинно женского интереса и одновременно стремление к собственно мужскому поведению.
Эта разница между 2 типами женской идентичности имеет терапевтическое значение. Состояние 2-хулучшается , когда внимание удаляется объектному переносу, а у 1-х, напротив, необходимо принятие «self-объектов».
Динамика ЭК у мальчиков:
1.ст-доэдипальная
А/-в том случае если мать не транслировала достаточное количество своего либидо, у ребенка часто преобладает садистическое кусание груди и выходит он из этой стадии с отсутствием веры в то, что отец готов будет поделиться с ним своей мужской энергией и силой. Готовится насильно забрать эту силу
В/ - мать дала чрезмерное мощную генитальную стимуляция - формируется избыточно сильное влечение к ней.
2-эдипальная ст.
А/ .если сильный отец принимает и любит, то интроекция ребенком его силы облегчается , а садомазохистические побуждения и фантазии относительно матери еще некоторый период сохраняются. Постепенно ЭК трансформируется в позитивное ободряющее СуперЭго , которое будет стимулировать развитие мальчика по «героическому сценарию».
В/ если отец чрезмерно суров и жесток, то формируется садистическое агрессивное СуперЭго .Также садистическое СуперЭго может формироваться из собственной агрессии самого ребенка на кого-либо из родителей - разворачивается вовнутрь(а не только из-за плохого обращения родителей)
С /чрезмерно мягкий, слабый отец - не позволяет мальчику превратить тревогу амбивалентности (с влечением к матери и запретом на инцест) в нужную агрессию и мужскую силу - ребенок регрессирует к инфантильной тенденции догенитальной связи с матерью
Таким образом, у мужчин неразрешенный эдипов конфликт принимает форму страха и чувства небезопасности , а далее враждебности по отношению к женщинам, особенно идеализированным. Это повторяет догенитальный конфликт по отношению к матери.


Внутренние объектные отношения (по Кернбергу)
Интериоризированная феноменология детства формирует линзы, глядя сквозь которые человек блуждает в лабиринте возможностей.
Никакое влияние на человека не может быть более навязчивым и предопределяющим, чем то, которое он не осознает.
Аддикция - это способ проживания на автопилоте
Наши интроекты проявляются именно в близких отношениях прежде всего, т.к. именно там актуализируются больше всего первичные образы «Я» и «Другого»

Модель развития психики состоит из 3 этапов:
1.интроекция: в психической памяти поначалу только 2 объекта: Я – объект и Другой - объект (мама) .Воспоминание о другом человеке соединяется с воспоминанием о себе вместе с чувствами, существовавшими на тот момент .В нас действуют генетически заданная способность НС испытывать боль или удовольствие во всем промежутке «хорошо-плохо».Часто знак – или + определяется совсем не свойствами объекта, а тем какой импульс(либидо или мортидо или проще –настроение) ищет своей разрядки).Постепенно начинает набираться масса неорганизованных объектных отношений связанных с мамой. Из этого хаоса возникает порядок путем соединения в психике различных объектных отношений по эмоциональной валентности. .Т.е весь межличностный опыт уже к 3 месяцам младенца группируется по гедонистическим кластерам.
Почему «плохие» объекты тоже становятся частью психического? Во-первых в силу неразделенности внешнего и внутреннего , а во-вторых «интернализация плохих объектов представляет собой защитную попытку ребенка сделать объекты хорошими, принимая на себя ношу их плохости и делая тем самым свое окружение более терпимым. Тем самым это создает ощущение безопасности , которое покупается ценой внутренней неуверенности»(Fairbairn).
2.идентификация. структура Эго ребенка развивается, становится более изощренной и он начинает принимать определенные роли (реагировать из определенного внутреннего объекта) в ответ на соответствующие роли человека снаружи(кормить медвежонка, наказывать его, кричать итд) .Жизнь в этот период представляется как состоящей только из «хорошо» и «плохо» и не переживается как единое целое.
В каждой из пар объектов в конкретный момент времени один объект -в Сознание, другой -в бессознательное:

3.стадия Эго-идентичности - примерно к году и формируется до 3 лет. Все структуры Я-объекты объединяются в единый Я-объект , который обладает чувством тождества во времени и индивидуальностью. Появляется стойкое внутреннее ощущение Я.(я которое любит мать и то, которое обижается и ненавидит ее - одно и то же Я). Другой(материнский объект) из разрозненных паттернов –хороших и плохих по знаку взаимодействия тоже начинает объединяться в единый внутренний объект «Мать».Также появляются другие связные объекты. Интернализированные объекты создают внутри психики «представляемый мир»(Сандлер)


Упражнение: составляем собственные Пары внутренних объектов:
Хорошая Мать - Хороший Я, Плохая мать - Плохой я, Хороший отец - хороший Я
Плохой отец - плохой Я
Далее необходимо понять - в каких из этих состояний я больше узнаю себя.(обозначить +).Остальные члены пар объектов - соответственно -. Они: область проекций на партнера.
Предполагаю:
-что если произошло так называемо доэдипово разочарование в первичном объекте(матери), то тогда в Эго попадает идентичность именно с ее «плохим» полюсом (сам человек становится «плохой матерью») для других (включая партнеров), а самого партнера будет бессознательно искать такого, который будет повторять второго члена этой диады - «плохой Я-объект»). А из второй диады «Хорошая Мать - хороший Яобъект» в Эго закладывается нарциссическое Я , а «хорошая Мать» проецируется на ожидания от партнера.
-Только при интеграции в эго позитивного полюса Материнского объекта возможна процессуальность как таковая
-только 2 объекта из 4-х (см рис стадии идентификации) становятся у аддиктов ассоциированными , истинными частями Эго, а 2 остальных – отщепленными и могут использоваться только как способы манипулирования в субъект - объектных отношениях.
 -
«Позитивная» («Идеальная»Мать - это только восхищающаяся, гордящаяся, позитивно оценивающая, т.е любящая за что-то В этом взаимодействии закрепляется чувство грандиозного, всемогущественного « идеального Я-объекта». Мать «негативная» - требующая, критикующая, сравнивающая, наказывающая - а в паре с ней закрепляется бессильный, беспомощный, никчемный «Я-объект» с характерными чувствами стыда и зависти. Какие из этих 4 полюсов войдут в Эго –идентичность - во многом зависит , как мы видели,от эдипальной стадии развития, но уже здесь заложены все основы для формирования вторичного нарциссизма и аддикции. Потому что не сформировался некий цельный Идеализированный родительский интроект, и следовательно промежуточным объектом будет сам Субъект:

Упражнение-Скульптура семьи : в группах по 4 человека
А./ через позы придать 3 партнерам(себе и родителям) соответствующие отношениям в детстве(побыть в них, прочувствовать)
Затем участники обмениваются своими ощущениями, желаниями в этих позах . Далее - какое следующее движение могла бы быть из этой позы. Далее – скульптур по очереди заменяет каждого из партнеров и разбирается со своими переживаниями из «объекта»
В/ создается скульптура в соответствии с нынешними чувствами скульптура к родителям(даже если их нет в живых)
С/ если клиента и во второй расстановке не удовлетворило 2 творение, то делаем 3 вариант, в котором он может воплотить желаемые теперь во взрослом состоянии взаимоотношения
Отсутствие полноценного внешнего интроекта лежит в сердцевине любой аддикции.
Более того, неосознанно мы тяготеем «попадать» и находиться именно в этих 2 «отщепленных» полярных состояния, потому что они энергетически насыщены, наполнены.А между ними - лежит пустота. Ложное Я, где человек не чувствует себя собой. Зона адаптации - зона тоски и пустоты.
: Также будет играть большое значение отношения между родителями , которые тоже станут со временем внутриобъектными.

Упражнение - напишите характерные паттерны отношения Мамы к Отцу и наоборот
У меня :
Мама к отцу: желание нравиться, гордость им, постоянное беспокойство и тревога, контроль, недоверие
Отец к маме: чувство собственного превосходства и обесценивания ее, восприятие любви и заботы как должного, малый интерес к ее переживаниям, снобизм, зависимость и одновременно протест.

Аналогичным стало и отношение ВнутриМужского и ВнутриЖенского

Упражнение: вспомните какой-либо эпизод, где бы вы проявили бурную аффективную реакцию в близких отношениях. Найдите связь этой реакции со своими внутренними интроектами

Источник: http://www.elenamonik.ru/publ/kurs_quot_ehmocionalnye_zavisimosti_quot/psikhoanaliticheskij_vzgljad_na_zavisimosti_kratkij_konspekt/15-1-0-61